Родительская гиперопека

Недавно я познакомилась с Евгенией Негановой. Сейчас она пишет книгу для мам и про мам. Как вы понимаете, меня очень интересует эта тема. Что пишут для мам, что читают мамы, чем делятся мамы друг с другом. Вот если бы вы решили написать книгу для мам про что бы она была? Какие 3 главные мысли хотели бы донести? Какими историями стоило бы поделиться?

Даю слово Евгении:


Гиперопека всегда была моим слабым местом. Вспоминаю один смешной случай по этому поводу, который помог мне увидеть эту проблему и положил начало моей осмысленной работе с ней.

Мой сын в возрасте примерно 3-4 лет очень любил ходить по лужам. Это было его страстью. Стоило мне хоть чуть-чуть зазеваться, как он уже оказывался в близлежащей луже и с радостью возился в ней, а мне приходилось его оттуда с трудом вылавливать.

Но чаще всего залезть в лужу ему не удавалось. Подобно остальным мамам и бабушкам, я строго следила за тем, чтобы он там не оказался: мало того, что испачкается, еще и простудится! И вообще: это все баловство, ребенок должен знать слово “нет”!

Но однажды, видя в очередной раз, как ему хочется это сделать и как он расстраивается из-за того, что ему этого не позволяют, я задумалась над этим. Ну, а почему, собственно говоря, “нет”? Какой смысл в этом запрете? То, что ребенок испачкается? Ну и что? Нет ничего проще, чем выстирать одежду. Простудится? Очень маловероятно, тем более, что сейчас есть куча специальной детской одежды, которая защищает от промокания и переохлаждения.

Ну что ж, сказано – сделано. Помимо высоких резиновых сапог, был приобретен непромокаемый прорезиненный комбинезон, который одевался поверх сапог на всю остальную одежду и не оставлял никакого шанса воде.

И вот мой сын, облаченный как космонавт в своеобразный резиновый скафандр, вышел в открытый космос… людского непонимания, неприятия, охов и ахов. Точнее вышла в этот космос я, поскольку моему сыну на общественное мнение было глубоко наплевать, чего не скажешь обо мне. Но на мне тогда еще не было скафандра, который бы защитил меня!

Какая же блаженная улыбка расцвела у него на лице, когда он влез в самую глубокую лужу в нашем дворе! А лужи в московских дворах в те годы доходили чуть ли не до колен взрослому человеку! Чего уж говорить о ребенке!Он величественно, не спеша, как будто смакуя каждое мгновение, шествовал по луже, и мне на память приходил, действительно, образ какого-то космического корабля, плавно бороздящего просторы Вселенной! Мой сын был абсолютно счастлив!

Честно говоря, я наблюдала за этой сценой, находясь несколько в отдалении, боясь попасть под град общественного мнения. Ведь очень скоро около водоема, который форсировал мой сын, начал скапливаться народ. Мамы с детьми, издалека завидев эту сцену, сворачивали в сторону, наверное, для того, чтобы не искушать своих детей: как это так – этому мальчику можно, а мне нельзя? Около лужи собрались люди пожилого возраста: в основном, выгуливающие сами себя бабушки. Их волновал следующий вопрос: замерзнет или не замерзнет, простудится или не простудится? Они озирались по сторонам, видимо, желая видеть ту, которая решилась позволить своему ребенку ТАКОЕ! Вынеся вердикт – “авось, не простудится” (все-таки надежда на “авось” в нашем народе неубиваема!), зрители начали потихоньку расходиться.

Мы с сыном вернулись домой абсолютно удовлетворенные: он – своим наконец-то полученным правом вдоволь плескаться в дворовых водоемах, а я – своей маленькой победой над собой. Как вы понимаете, никто и ничем не заболел.

Со временем я приобрела кое-что и для себя из этого “защитного “резинового” обмундирования” – мои мозги стали более «резиновыми», гибкими, я стала менее чувствительна к мнению окружающих, более уверена в своей правоте, и мы с сыном, довольные друг другом, теперь уже вместе путешествовали по акватории нашего и близлежащих дворов.